fortovsky: (эйнштейн)
Если не врут, то преподаватель одного из вузов в немецком Мюнстере 31-летняя Гертруда Герт рассказала "Газете.Ru".

... с одной стороны, немцы в большинстве своем недолюбливают мигрантов из-за их поведения, с другой — боятся это открыто признать из-за навязываемой им через СМИ толерантности, а с третьей — не готовы что-то этому противопоставить, так как не знают, как и что именно. Оттого они предпочитают просто замалчивать проблему.
«Отдельная история — это так называемые русские немцы — те, кто имеет немецкие корни и перебрался из Казахстана, Украины или России. Они, как правило, создают свои компании и держатся вместе, а также не очень охотно учат немецкий язык. Кроме того, зачастую выходцы из российской или украинской глубинки при косом взгляде, а тем более попытке напасть на них без особых сомнений бьют в морду, как было у них принято на родине»,
— рассказывает Герт. По ее словам, многие дети коренных немцев побаиваются мальчишек из России, однако охотно пользуются их защитой в школьных разборках с детьми мигрантов.
«Подозреваю, что за школьные годы этот стереотип о русских укрепляется, люди вырастают и передают эти знания своим детям и будут воспитывать их в духе — сынок, если у тебя в классе будет русский мальчик, то лучше подружись с ним»
fortovsky: (фонарь)
Репортаж из Моленбека, неблагополучного мусульманского района Брюсселя, откуда пришли парижские террористы.



В ночь на субботу бельгийские спецслужбы повысили уровень террористической опасности в Брюсселе до четвертого, наивысшего. Такого никогда прежде не случалось. Городское руководство закрыло метро и рекомендовало жителям не посещать многолюдные места.
В выходные продолжались аресты подозреваемых в причастности к терактам в Париже. Рейды прошли сразу в нескольких коммунах (районах) бельгийской столицы, однако под особо пристальным вниманием — Моленбек, в одночасье прославившийся на весь мир.
Про Моленбек везде пишут: «Мусульманский пригород Брюсселя», «предместье». Это не совсем корректно: коммуна Моленбек примыкает вплотную к старому центру. Через квартал раз в 15 минут проезжает красный туристический автобус, который наматывает свои круги по историческим местам, несмотря ни на какое чрезвычайное предупреждение. До Гранд Плас, центральной площади Брюсселя, от Моленбека пешком минут 15.
Кевин Гекире ждет меня субботним утром у валлонской библиотеки на окраине Моленбека. Он согласился быть моим гидом по коммуне.
Кевина я нашла случайно, через Facebook. Просто набрала в поисковое «Моленбек». Первая ссылка была на страничку местной футбольной команды, а вторая — на центр по работе с проблемной молодежью. Я написала в учебный центр, и мне ответил Кевин: «Я специализируюсь на исламе и Ближнем Востоке».
Льет сильный дождь, мы идем по чистым и пустым улицам Моленбека. Все вокруг — словно квартира старой девы, которая, аккуратно прибрав свой дом, уехала в отпуск. «Знаешь, здесь вообще обычно людно, — говорит Кевин. — Просто из-за всех этих событий люди напуганы».
Мы ищем кафе, чтобы спрятаться от дождя, но это оказывается не так просто: большинство заведений закрыты; но вот открыта кондитерская прямо напротив полиции. Небольшая группа женщин, с головы до пят закутанных в черные просторные одеяния, быстро уходит.
Нам приносят сладкий марокканский чай.
Кевин рассказывает про Моленбек.

В 60—70-е годы у правительства Бельгии было официальное соглашение с Марокко и Турцией: оттуда приезжали гастарбайтеры поднимать бельгийскую тяжелую промышленность. Бельгия тогда процветала. Никаких терок по поводу национальностей и религии не возникало.

При этом, что греха таить, Моленбек, мигрантская его часть, — никогда не была особенно благополучной в социальном плане. Коммуна образовалась еще в XIX веке, и тогда это был действительно пригород Брюсселя — промзона. Сюда из сел съезжались люди, которые хотели работать в городе на заводах. Селились поблизости от них. Деревенская беднота, пролетарии. Потом стали ехать уже и другие, издалека. Итальянцы, балканцы, евреи, цыгане. Из наших современников: болгары и бывший Советский Союз. Ну и вот турки с марокканцами — но эти по приглашению самой Бельгии. Ближний Восток, на который все кивают теперь в связи с сирийским обострением, — это сравнительно недавняя история. Ближневосточных арабов здесь немного. В основном марокканцы, около 70%. Ну и 80% всего населения — мусульмане. Притом мусульманская часть Моленбека — очень густо населенная. («Плотность населения здесь выше, чем в Нью-Йорке», — сказала мне Аннализа Гадалета, член исполкома коммуны, отвечающая за вопросы устойчивого развития. И да: безработица среди населения моложе 25 лет здесь составляет около 50%, без преувеличений. 30% моленбекских школьников не могут получить сертификат об окончании школы — по неуспеваемости.)

Моленбек всегда притягивал приезжих, прежде всего своей дешевизной. Городское руководство не хотело особенно вкладываться в эти трущобы. А мигранты и не спрашивали, им все казалось и так нормально.

С годами вокруг Моленбека выросли новые районы, где уже селилась более респектабельная публика. Есть, кстати, Верхний Моленбек, который отделен линией железной дороги от нижнего, и даже визуально сильно отличается от него, — там живет совсем другое население. А этот райончик в самом центре оказался на карте Брюсселя фактически выколотой точкой.

(Позже Джеф Ван Дамм, депутат брюссельского парламента, рассказал мне, что все время своего существования Моленбек был главной бельгийской прихожей. Люди со всего света съезжались сюда, проводили здесь год, пять лет или десять, — а потом перебирались в другие регионы, более благополучные. «За 20 лет ротация населения бывает более 50%», — уверял меня Джеф. Но вот в последние годы что-то в этой конструкции сломалось.)
***

— У нас такая традиция: мы с коллегами в пятницу после работы ходим куда-нибудь поужинать и пропустить по стаканчику, — рассказывает мне Кевин. — Хотя вообще это серьезная проблема — найти такое место здесь, в Моленбеке. Нет, здесь, конечно, бары есть. Но моленбекских мусульман ты там никогда не увидишь. Хотя, знаешь, я ведь помню, как было раньше: еще лет 10 назад турки, да те же марокканцы, свободно могли сидеть в барах, ресторанах. Теперь вокруг одни только чайные дома, да и то сидят в них только мужчины. Мы с тобой здесь женщин увидели — это большая редкость. А мусульманский мужчина вместе с женщиной — так вообще не бывает.

Депутат Джеф Ван Дамм сделал другое любопытное наблюдение: в последние годы на улицах Моленбека стало заметно больше людей в традиционной мусульманской одежде: «закрытых» женщин, мужчин в «пакистанках». Что вовсе не значит, что все они так уж истово молятся.

Я, в свою очередь, рассказала депутату, что и у нас лет 10 назад я спокойно могла ездить в Ингушетию без косынки, а теперь не могу. Да, и у нас на Кавказе многие женщины тоже «закрылись», хотя нередко полиция посматривает на это обстоятельство как на неблагоприятный симптом, и вообще-то такое открытое проявление религиозных чувств бывает в России небезопасно для всей семьи.

— Нет, у нас нет никакого запрета, касающегося одежды, — ответил Джеф. — Главное, чтобы лицо было открыто.

Кевин рассказывает мне о своем видении причин массового интереса к религии в его коммуне: «Они — те, кто здесь родился, — не чувствуют себя марокканцами, но они и бельгийцами себя не чувствуют. Они знают свой потолок. «Я хочу стать пилотом» — таких фантазий даже нет. Мы проводили эксперимент: находили объявления о приеме на работу и отсылали туда одинаковые анкеты — одну от человека, который будто бы живет здесь, а другую — от человека из другого района. Все компетенции у них были одинаковые, но во всех случаях приглашение получал тот, кто не жил в Моленбеке».

Это соображение подтвердила мне и Аннализа Гадалета из исполкома коммуны: «Моя мама переехала в Бельгию из Италии, она коммунистка, для нее коммунистическая партия была ее мечетью. А эти люди ищут свою идентичность через религию, в других местах они ее не находят. В Бельгийском государстве никто никогда не задумывался над этой проблемой, предполагалось, что оно как-то само устроится».

Лично мне такое социальное объяснение изменения сознания у больших групп населения кажется правдоподобным, но не исчерпывающим.

Про наших, конечно, всегда можно сказать, что им Советский Союз застил глаза. Но европейским мусульманам кто глаза застил ранее?

Можно предположить, что это работа некоей скрытой сети проповедников, и это предположение не будет лишено оснований. Ведь и из Бельгии, и из Франции, и из России, и из других стран люди уезжают в ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. — Ред.), и люди возвращаются оттуда — вооруженные новым знанием, как правило, небезопасным. Но мне думается, что само по себе появление ИГИЛ — это не причина процесса, а лишь часть его.

Во всем мире словно бы какая-то невидимая рука нажала кнопку «назад в прошлое». В то прошлое, когда тексты священных книг понимались буквально. Даже самые страшные их эпизоды.

Во всем мире: я намеренно не выделяю здесь мусульманский мир, и попробуйте убедить меня в том, что десятикилометровая очередь к святым мощам в центре Москвы — это не часть того же процесса; как и сеть магазинов «православной моды»; как и приговор за «бесовские пляски». Как и бессмысленная, кровопролитная война в центре Европы, когда каждая из воюющих сторон обвиняет другую в варварстве: в уничтожении чужого языка и унижении чужой культуры.

А ведь что такое варварство? Это как раз отрицание чужого опыта жизни и его уничтожение. И не важно, под какими знаменами это происходит.

В этом отношении очень примечательна семья Абдельсалам из Моленбека.

Они были братья, марокканцы, выросли здесь, хотя гражданство имели французское. Салах, старший, долгие годы спокойно жил и работал в Моленбеке. У него был бар, он был нормальный парень, у которого все было хорошо. Ну за травку его судили, но это обычная история. «Успешный! — говорит про него Кевин. — И вот несколько месяцев назад — резко! — он вдруг бросает курить и закрывает свой бар. Для всех его друзей это был шок просто!»

«А третий их брат, Магомед, при этом все время спокойно работал в муниципалитете. И многие его знали, потому что он на приеме документов сидел, все через него проходили. Ну после всего его арестовали, конечно. Но у него подтвердилось алиби, и его отпустили. Он многое пережил в эти дни. Не знаю, получится ли с ним поговорить, его теперь вообще журналисты не оставляют в покое. Но хочешь, я покажу тебе его дом?»

Занавешенные темными шторами окна дома Магомеда Абдельсалама выходят на Общинную площадь, центральную площадь Моленбека. Напротив — муниципалитет, около порога стоит машина телевизионщиков, ждет, наверное, сенсаций. Площадь — огромный, просторный прямоугольник, вымощенный булыжником. Прямо рядом с ней откуда-то из-под земли бьют неуверенные струйки фонтана. Где-то здесь, как я прикидываю, лет 500—600 назад должна была непременно стоять виселица. Ну или столб, вокруг которого разводили костер и сжигали еретиков. Ровно посередине, и вокруг места для публики много.

Ну а сейчас, зимой, базара нет, хотя развалы на главной торговой улице Моленбека все равно работают. Витрины светятся всеми цветами, манят покупателей, несмотря на дождь и четвертый уровень террористической угрозы. В ассортименте: длинные, в пол женские и мужские пальто, закрытые мусульманские платья, разного рода платки. Золото.

— Это довольно модный квартал у нас здесь, — рассказывает мне Кевин. — Я просто хочу показать тебе, что Моленбек — это не так, чтобы трущобы. Здесь тоже есть нормальный, успешный, социальный опыт.

Мы сворачиваем в маленькую улочку, где Кевин обещает показать мне мечеть. Мы идем вдоль разноцветных, двух—трехэтажных домиков, которые срослись своими фасадами, и нигде поблизости я не могу разглядеть мечеть. Вдруг распахивается дверь одного из домиков, и откуда-то из темноты на улицу выскакивает бородатый мужчина. На нем длинное кожаное пальто, буквально волочится по полу, и ботинки со смятыми задниками. Видно, что он не успел обуться внутри.

— Это мечеть? — спрашиваю я у Кевина.

— Да, салафитская, — будничным тоном отвечает он. — Они все такие, не жди, что с минаретами будут.

— А они не опасны? — уточняю я.

— Эти, по-моему, нет. У нас есть джихадисты, но эти, кажется, к ним не относятся.

История с салафитами в Бельгии — крайне любопытна. В 1967 году в Брюсселе случился страшный пожар, загорелся огромный торговый центр «Инновасьон», 350 человек погибли. Страна погрузилась в скорбь. Случайно именно в это время в Брюсселе с визитом находился саудовский шейх Фейсал, которого просто потрясла трагедия с торговым центром. Саудовская Аравия выделила на помощь пострадавшим какую-то огромную сумму, и эта сумма распределялась через исламский культурный центр. Завязалась дружба по религиозной линии: взаимные поездки, визиты, учеба. А Саудовская Аравия, как мы знаем, имеет ваххабизм в качестве государственной идеологии. И, как говорит Кевин, весь «убежденный» (а не светский) ислам здесь, в Моленбеке — это ваххабизм. Это вот просто такой факт — без всяких оценок. И тем, кто поднимает вой и крики «Пригрели на груди змею!» — я напомню еще раз, что на протяжении 50 лет весь этот ваххабизм сидел себе тихонечко по домам, и молился, и никакой внешней активности не проявлял, никуда особенно не распространялся. И сегодня в ИГИЛ едут воевать совсем не те, кто по ваххабитским молельным домам сидел. А те как раз, которые два-три года назад курили анашу по подворотням и смеялись над своими отцами, которые делают намаз и не знают толком языков. Тут автору блога вспомнилось про то, что он писал раньше Исламские неофиты-фарисеи. Гипертекст

К концу дня мы приходим к Кевину на работу, в учебный центр. Здесь они собирают молодежь, которая не смогла прижиться в школе. («Ну у нас, знаешь, одноклассники жестокие бывают. Национализм…») А центр — это типа ПТУ в России, учат работать руками, языки подтягивают.

Мы смотрим, как в цеху мальчишки, несмотря на субботу, пилят что-то из досок. Кто-то выстругал из фанеры довольно складный силуэт Эйфелевой башни.

— Я ведь тоже много думал об этом. И я понял, что они выбрали Париж просто как город, где упадок европейского общества им казался предельным. Ведь ты посмотри: они расстреляли кафе, где люди сидели на террасе и пили алкоголь. Потом концерт этой группы. Не знаю, видела ли ты, но у них на обложках альбома всегда обнаженные женщины. Поэтому выбрали именно эту группу.

— Ну а стадион?

— Да. Вот и я думаю: зачем стадион? Может, они уже хотят, чтобы мы и в футбол не играли?..

источник
fortovsky: (фонарь)
Они надвигаются. Интересные времена. Всё указывает на то, что Россия скоро станет неинтересна для Запада, как генератор негативных новостей. Все эти санкции и вежливые неявки на локальные конфликты - с каждым днем мельчают.
Европе постепенно доходит во что ее втянули. Сами по себе сотни тысяч беженцев - не катастрофа. И даже, отчасти, дальновидный шаг: демографы считают для Германии нормальным приток в полмиллиона человек в год, чтобы иметь устойчивое развитие в 2030 году. Слабо верится в инсинуации на тему: они едут сидеть на шее европейского налогоплательщика. Не получится. И пойдут работать, и оживят конкуренцию на рынке труда, и расценки за один трудочас собьют. И недовольство будет. Но это европейцы стерпят. Как пережили нашествия польского сантехника, югославского строителя и прочих. Будут строить для себя, торговать для своих, халяль готовить себе же. Самозанятость, вообщем. Кто-то станет адвокатом, чтобы отмазывать земляков.
Про мультикультурализм предлагаю забыть. Канцлер Германии давно признала, что это было глупостью. Хорошо. Пусть живут своими общинами-кагалами, мечети там, умеренное самоуправление и т.д. Слово "гетто" не люблю.
А теперь из сегодняшних новостей: "среди беженцев насчитали 4 тысячи боевиков ИГ", "Германия потратит на мигрантов 10 млрд евро". Еще чуть раньше обратил внимание на конфликт между мигрантами и местными немцами, который начался из-за того, что в одном лагере беженцев постоялец выдрал листы из Корана, чем вызвал недовольство у соседей, и спрятался за спинами полицейских. Еще ранее чеченцы с курдами стенка на стенку сходились, а разнимали местные силовики. Вообщем, это все к тому, что они-то и сами между собой не разберутся, а решать приходится другим. Понять европейцу такое буйство южных кровей, вникнуть во все оттенки культурных особенностей прибывших, ни сразу, ни в будущем невозможно. Да и станут ли так напрягаться?
Проблема "накормить и дать работу(пособие)" меркнет перед "принять за соседа(соотечественника) и согласиться, чтобы свои и их дети сидели за одной партой". Это не на год-два, как вы понимаете.



А как резко изменились маршруты миграции? Десятилетия самой привлекательной была Франция, пока французский националист Ле Пен 2-го апреля не заявил, что газовые камеры — «всего лишь элемент Второй мировой войны»". Теперь европейской Меккой стала Германия. Лично у меня на немцев большие надежды, они меньше подвержены этому англо-французскому гнилью, типа, сентиментализма с романтизмом. Маловероятно, что даже дети нынешних беженцев полюбят "Чайльд-Гарольда". И спасением может стать только "буря и натиск".
fortovsky: (фонарь)


Санкционное. По акции(гы-гы).
Вспомнилась последняя встреча с литовцами.
Прошлым летом в магазине на Измайловском проспекте. Двое высоких с рюкзаками ходят по залу, и что-то балакают, прислушался - лабасы, до 40-ка лет. От латышей их мову можно отличить, много шипящего, как у поляков. Подумал, туристы - самый разгар сезона. Через пару минут догнал их на кассе, оказалось - всего их четверо. Другие - по-старше, в районе 45-ти, рассчитываясь, шутили с продавщицей на хорошем русском без акцента, но со своими опять перешли на летувишку. Но самое интересное, те, что по-старше, перемазаны шпаклевкой и в пыли. Где ж это так работать надо, что даже не помыться? Теперь узбеки так не работают здесь. Не сдержался и спрашиваю: "Что в Евросоюзе работа кончилась?"
Такого мата в адрес ЕС и "чучмеков" туда понаехавших ни до того, ни после, я не слышал.
fortovsky: (фонарь)
ар2.5

Говорит: "Оланд оказался добряком, а Меркель - такая человечная".
fortovsky: (фонарь)
Таможенный сайт РБ пишет:
В минувшие сутки сотрудниками Брестской таможни пресечено две попытки ввоза на территорию Таможенного союза свиного мяса без упаковки. В пункте пропуска «Домачево» житель Брестской области сокрыл 20 кг свинины в конструктивной полости заднего бампера личного автомобиля. В связи с использованием тайника автомобиль «Фольксваген Пассат» 1999 года выпуска вместе с товаром изъяты до решения суда.
Нехило, да? Пассат за 20 кило мяса. Может попугают, а может и нет. Лет десять назад знакомый делал ремонт в доме, и не хватило ему 1-2 метра кв польской плитки, решил прокатиться в Польшу(30-40 км и там чуть до ближайшего мяста, что на город похоже). Нашел нужное, купил, спрятал за обшивку салона в бусе, тогда уже действовали пошлины на ввоз стройматериалов. За такое количество жалко было платить. Нашли. Бус забрали.
С ввозом мяса борются по линии санитарного надзора, болеют свинки у поляков. В Калининградскую область, кстати, тоже запрещено с лета. Ну и там, контрсанкции косвенно действуют. Курицу можно, но если в колбаске микс из курочки и свинки, то нельзя.
Для сравнения, в РБ можно ввозить 5 кг продуктов из Евросоюза один раз в семь дней, в Калининградскую область разрешено 35 кг, хоть каждый день. Вот народ в Беларуси и химичит, как может. И невсегда ради левого заработка, нередко - копейку б сэкономить.
fortovsky: (фонарь)
42-летний итальянец стал предметом для коллективной судебной жалобы от 12 своих разгневанных соседей, которых достали громкие крики и стенания, постоянно раздающиеся из его квартиры. По их словам, этот шум "нарушил мир" в их уютном кондоминиуме в коммуне Вигодарцере в Падуе.

Как пишет The Local, причиной шума была повышенная любвеобильность мужчины – громкие стоны и крики раздавались из его квартиры, когда он занимался с подругой сексом. Страстный итальянец, чье имя пресса не называет, даже хвастал назло соседям, что его судят по сути из-за того, что он "слишком хорош в постели".

Но шутки шутками, а в итоге бытовой гражданский иск привел к реальному тюремному сроку. Судья приговорил мужчину к 6 месяцам за "преследование" соседей. Осужденный сможет приговор обжаловать.

Это, конечно, не первый подобный случай, но, как правило, по такому деликатному делу проходят женщины. Так, пресса припоминает, как в 2010 году страстная британка дважды едва не попала тюрьму из-за аналогичных жалоб соседей.
fortovsky: (Default)
Во Франции запретили использовать в официальных документах обращение "мадемуазель", а также формулировки "девичья фамилия" (nom de jeune fille) и "фамилия в браке" (nom d'еpouse), пишет The Daily Telegraph. Соответствующий циркуляр распространила 21 февраля канцелярия премьер-министра Франции Франсуа Фийона.
Вместо этого отныне в документах будет использоваться обращение "мадам", а также словосочетания "семейная фамилия" (nom de famille) или "действующая фамилия" (nom d'usage). В циркуляре отмечается, что запрет, по экономическим соображениям, вступит в силу не сразу, а только после того, как закончатся официальные бланки со старыми формулировками.
Запрет обращения "мадемуазель" и понятия "девичья фамилия" стал следствием активной пропаганды французских феминистских движений. Активистки этих движений настаивали, что "мадемуазель" - это проявление сексизма, так как фактически, используя такое обращение, женщину заставляют раскрывать семейное положение.
Кроме того, феминистки обращали внимание на то, что слово "oiselle", часть слова мадемуазель, означает по-французски "девственница" и "простушка", что тоже оскорбительно для женщин.
Во Франции мадемуазель называют молодых незамужних женщин. Как подчеркивает издание, такое обращение несет и скрытый смысл, который не постулируется на словах, но воспринимается всеми по умолчанию: когда француз называет женщину "мадемуазель", он делает ей комплимент, указывая на то, что она привлекательна и свободна.
Таким образом, теперь во Франции к женщине будут обращаться только "мадам", то есть будет введено единственное обращение, как и для мужчин - "мсье".
http://lenta.ru/news/2012/02/22/ban/
Тремя годами ранее руководство Европарламента опубликовало брошюру "Нейтральный по половому признаку язык" ("Gender-Neutral Language"), в которой рекомендует обращаться к женской части парламента только по полным именам, сообщает The Telegraph. Таким образом, традиционные обращения "миссис" и "мисс", "мадам" и "мадемуазель", "фрау" и "фройляйн", "сеньора" и "сеньорита" исключаются.
По мнению авторов брошюры, традиционные обращения, определяющие статус женщины в обществе - ее замужнее или холостое положения - являются дискриминирующими.
Также в брошюре рекомендуется вместо сложных слов, содержащих часть "мужчина" ("man"), использовать их синонимы: вместо "спортсмен" ("sportsman") - "атлет" ("athlete"), вместо "государственный муж" ("statesman") - "политический лидер" ("political leader"). Эти же рекомендации касаются и профессий - "fireman" ("пожарный"), "policeman" ("полицейский"), "salesman" ("продавец").
Инициатива по замене традиционных слов "нейтральными по половому признаку" принадлежит генеральному секретарю Европарламента Гарольду Ромеру.
По мнению шотландского члена парламента Струана Стивенсона, рекомендации являются "вершиной политкорректной глупости". Его поддерживает другой парламентарий - Филип Брэдбурн, который не намерен менять свои привычки в обращениях к женщинам.
В 2002 году во время принятия закона о допустимом уровне шума члены Европарламента едва не запретили игру на волынке.
http://lenta.ru/news/2009/03/16/nomrs/
fortovsky: (Default)


Около 15,7 миллиона жителей Германии происходят из семей иммигрантов, что составляет почти пятую часть населения страны. Об этом пишет журнал Zeit со ссылкой на данные официальной статистики за 2010 год. При этом немногим больше половины мигрантов (8,6 миллиона) имеют немецкое гражданство.
Большинство из учтенных в исследовании мигрантов (около 70 процентов) происходит из европейских стран. Самым активным поставщиком иностранцев является Турция (14,1 процента), второе и третье места занимают Польша (10,5 процента) и Россия (9,2 процента).

От остального населения страны мигранты отличаются, во-первых, возрастом (они в среднем на 11 лет моложе), во-вторых, более низким уровнем образования (15 процентов официально не имеют законченного среднего образования, против двух процентов у местного населения). В третьих, в среднем мигрантов отличает более низкий социальный статус. Впрочем, последнее обстоятельство также во многом связано с уровнем знаний: профессионального образования не имеют 45 процентов мигрантов (против примерно 20 процентов среди остального населения). Кроме того, процент безработных среди мигрантов в два раза выше, чем среди коренного населения, и они вдвое чаще оказываются на чертой бедности.

Мигрантами при официальных подсчетах считаются те, кто переселился в Германию после 1950 года, а также их потомки. Около трети немецких мигрантов, таким образом, родились уже на территории Германии.

http://lenta.ru/news/2011/09/27/migrants/
fortovsky: (Default)
БРЮССЕЛЬ, 28 июля. Население Европы увеличилось за год почти на 1,5 млн человек. В основном — за счет иммиграции, говорится в отчете статистической службы Евросоюза Eurostat.
По состоянию на 1 января 2011 года в 27 странах Европейского союза проживали 502,5 млн жителей, что на 1,4 млн больше, чем год назад.
Как передает «Лента.ру», по данным Eurostat, за счет естественного роста — разницы между рождаемостью и смертностью — население увеличилось всего на 0,5 млн., а за счет миграции — на 0,9 млн. человек.
При этом население зоны евро — 17 государств ЕС — составило на 1 января 332 млн. жителей. Годом ранее — 1 января 2010 года — оно находилось на отметке 330,9 млн. Естественный прирост обеспечил 0,3 млн, мигранты — около 0,7 млн человек.
Сообщается, что в 2010 году в 27 странах ЕС родилось 5,4 млн детей. Самая высокая рождаемость отмечена в Ирландии, Великобритании Франции, на Кипре и в Швеции. Наиболее низкая рождаемость — в Германии, Латвии, Венгрии, Италии, Австрии, Португалии и на Мальте.
Как отмечает DZD.ee, Германия третий год подряд занимает последнее место по уровню рождаемости в Евросоюзе. В прошлом году на 1000 жителей ФРГ пришлось 8,3 новорожденных. Таким образом, Германия находится ниже среднестатистического показателя по ЕС, который составляет 10,7 новорожденных на 1000 жителей. В Ирландии же, где зафиксирована самая высокая рождаемость в ЕС, на тысячу человек приходится 16,5 новорожденных.
В прошлом году сообщалось, что число жителей 27 стран-членов Евросоюза впервые превысило рубеж в 500 млн человек.
http://www.rosbalt.ru/main/2011/07/28/873902.html
fortovsky: (Default)

После Украины Беларусь вторая по количеству желающих получить польские льготы.
По информации, представленной в четверг на заседании парламентского комитета по связям с зарубежьем, всего заявления на «карту поляка» подали 71 тысяча человек.
Большинство заявок на «карту поляка» подано в Украине (35 тысяч) и в Беларуси (27 тысяч). В Литве было подано около 4 тысяч заявок, в России - всего две тысячи, сообщает Польское прессовое агентство.
«Карта поляка» предоставляется лицам польского происхождения, проживающим в постсоветских странах, где не признается двойное гражданство. Она дает право на льготы в поездках по Польше, образовании и работе там, а также значительно облегчает возможность передвижения по ЕС.
http://euroradio.fm/ru/report/kartu-polyaka-khotyat-poluchit-27-tysyach-grazhdan-belarusi
fortovsky: (Default)
Министр обороны Италии Иньяцио Ла Русса не смог вспомнить, кто такой Александр Лукашенко. Об этом со ссылкой на итальянску газету "Коррьере делла сера" сообщили 4 мая белорусские и российские издания.

Во время телепередачи "Балларо" на одном из центральных телеканалов Италии лидер оппозиционной партии "Союз христианских демократов" Пьер Фердинандо Казини задал вопрос министру обороны: по какой причине глава правительства Италии Сильвио Берлускони поддерживает отношения "с людьми, с которыми больше никто не встречается", - например, с Александром Лукашенко?

Министр обороны не заметил, что перерыв в эфире закончился и громко спросил помощника, находившегося в зрительском зале: "А кто такой этот Лукашенко?"

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1401279.html#ixzz1LO7UqtsG
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM
REGNUM: Министр обороны Италии не знает, кто такой Лукашенко

Profile

fortovsky: (Default)
fortovsky

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:33 am
Powered by Dreamwidth Studios